рассказы о живописи дневник соц сюрреализма как рассуждать о живописи художник
             

картины

 

      

ДЕНИС МЕЗЕНЦЕВ, художник:
«Сегодня самый страшный враг – это цензура денег».

– Отличаются ли петербургские галереи от московских, насколько они влиятельны в России?
– По сравнению с тем, что происходит в Москве, Петербург очень сильно отстает. Например, с нашими художниками аукционы и коллекционеры работают напрямую, без посредничества галерей и дилеров. То, что происходит с петербургскими галереями, с нашими арт-дилерами… Ну, начнем с того, что в Петербурге нет действительно авторитетных людей, которые могут сказать: этот художник хороший, этот художник плохой. Так, чтобы им поверили сначала в России, а потом и в мире. К огромному сожалению у нас любой искусствовед за достаточно небольшие деньги напишет про любого художника все, что ему продиктуют.
Разумеется, в Петербурге есть хорошие искусствоведы, которые разбираются в современном искусстве, но многие из них не имеют реального веса, а те, кто имеют, точнее, некоторые из них, действуют в своих интересах. Раскручивают, например, того художника, чьи работы есть у него самого в коллекции, начинают продавать их на мировых аукционах.
– Как продаются ваши картины? Кто занимается продажами и кто является покупателем?
– Года три назад я бы сказал, что у нас рынка нет вообще, что покупают случайные люди, что нет системы. Сейчас я должен признать, что средний российский буржуа может себе позволить картину за три, пять, десять тысяч долларов. Разумеется, не каждый день, но таких людей много, и это уже серьезный покупатель на нашем рынке в Петербурге. Если раньше мечтой любого художника было вывезти картину на Запад и там продать, то сейчас ситуация переломилась. Недавно отправлял жену в командировку в Австрию забрать оттуда картины, потому что здесь они лучше продаются.
Действуем мы самостоятельно: сами делаем рекламу каких-то событий, сами делаем выставки. Последнюю выставку делали в Петропавловской крепости – из своего кармана оплачивали помещение, рассылали приглашения. Я только неделю назад доделал последний заказ, который получил с выставки. Российских арт-дилеров, которые бы успешно продавали картины, я не знаю. В Москве есть небольшое количество таких дилеров, но, к сожалению, я с ними не сотрудничаю, коллекционеры покупают у меня работы напрямую. Из известных людей, самый, наверное, активный коллекционер моих картин – режиссер Алексей Юрьевич Герман.
– Главный критерий успеха художника? Существует ли он в принципе?
– Есть коммерчески успешные художники, которые, грубо говоря, ложатся под зрителя. Например, моден импрессионизм, можно нашлепать картинок в этом стиле и просто дешево и эффективно продавать их в большом количествах. Можно ли это назвать живописью и искусством? Я затрудняюсь сказать, сами решайте.
– А если говорить о творческих людях, которые ни под кого не прогибаются?
– Таким людям нужно сцепить зубы и терпеть. И все время работать. Когда я учился, самым страшным врагом была советская цензура, которая не разрешала делать ничего, кроме соцреализма. Сегодня самый страшный враг – это цензура денег. В Америке, например, еще хуже, чем у нас при советской власти. Если у нас люди все-таки делали, например, «бульдозерные» выставки в советские времена, становились известными, знаменитыми, по крайней мере, в пределах России, то обойти американскую рыночную цензуру очень сложно, практически невозможно.
А вот в России цензуры галерей пока нет, присутствует, скорее, снова государственная цензура. Цензура, которая неожиданно возникает в последнее время. Фотографии Ивана Ушакова сняли за 5 минут до выставки, порвали все его картины. Насколько он сам при этом выиграл, получив популярность, – весь интернет про это писал, – это другой вопрос. Но вот цензура есть – безусловно. Галереи, мне кажется, побаиваются совсем уж острых скандалов, им скорее интересно устроить самим псевдоскандал, на грани дозволенного.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

телевизионные сюжеты

 

 

 

пресса

Top-Manager
журнал для руководителей, ноябрь 2008, с. 102



Непредсказуемая сила российского искусства

Олеся Туркина – художественный критик, научный сотрудник отдела новейших течений Государственного Русского музея. На ее счету более ста статей по современному искусству и несколько десятков концептуальных художественных проектов. В интервью Top-Manager Олеся Туркина рассказала о сегодняшнем состоянии российского арт-рынка и о перспективах его развития.


– Какие изменения произошли на российском арт-рынке за последние пять лет?
– В последние годы все говорят о феномене невероятного роста цен на российское искусство. Причем если 10 – 15 лет назад мы наблюдали активный рост цен на мировом рынке на классический модернизм, авангард начала XX века, классическое прикладное искусство XIX века, то сегодня речь идет уже о произведениях современных русских художников. Это является основным показателем формирования с становления арт-рынка в России. Внутреннего арт-рынка. Сейчас, на фоне экономической стабильности, возник круг российских коллекционеров, которые являются основными покупателями на этом рынке. В свое время они начали собирать авангард, а теперь с подачи галерей, кураторов, критиков они собирают современное русское искусство.

– Вы делаете упор на внутренний рынок. С чем это связано?
– Французские художники лучше всего продаются во Франции, американские – в Америке, а вот про русских этого сказать нельзя. Рынок российского актуального искусства и российский рынок актуального искусства – не одно и то же. Самые известные художники, как, например, Илья Кабаков, – выходцы из бывшего СССР. Они живут за пределами страны и их произведения – прежде всего часть интернационального рынка: так, ни одной работы Кабакова 1990-х годов не было продано в России. Эта проблема существует и для художников, живущих в России: картины Кошлякова или дуэта Виноградов–Дубоссарский сегодня лучше продаются на Западе, чем в России.

– Какую роль на нашем арт-рынке играют сегодня галереи?
– Система активно функционирующих галерей уже устоялась, появились дилеры, то есть люди, которые осуществляют связь между художниками и коллекционерами. Но дилеров в России пока еще очень мало. Так же, если мы говорим о рынке, и по отношению к искусству работает известная формула: рынок всегда прав. Как это понимать? Появились механизмы, которые позволяют нам увидеть, какое же именно искусство является актуальным и представляет реальную ценность. Мы не можем сразу моментально определить, гениален ли тот или иной 20-летний художник, достойны ли его работы высокой стоимости или нет. Но когда проходит какое-то время и художник активно работает 5 или 10 лет, то мы уже четко можем это сказать. Он проходит через серию выставок, находится в коллекциях – частных, музейных или иных фондов, галерей и т. д. Он участвует в ярмарках, зарабатывая себе имя. Как следствие – происходит рост цен на его произведения.

– Есть ли еще какие-то факторы, свидетельствующие о развитии арт-рынка?
– Сейчас активно появляются новые выставочные пространства. Можно сказать, что у нас началась эра индустриализации: все покупают фабрики и заводы, потому что вредные производства выселяют из центра города, а помещение остается. Ну что с фабрикой или заводом делать? На винзаводе в Москве рядом с Курским вокзалом открыли арт-центр «Винзавод». Прошли выставки, туда переселились галереи, а теперь туда рвутся бутики и кафе, потому что это очень оживленное место. В Петербурге тоже есть нечто подобное: например, на территории хлебозавода открылся лофт-проект «Этажи».
Появляется все больше галерей, все больше коллекционеров, но нельзя сказать, чтобы рынок окончательно сформировался. Сравним, например, Россию и Америку. В Америке проходят ярмарки Art Basel Miami Beach, Armory Show, Art Chicago и т. д., то есть не одна ярмарка, а много. У нас это пока только Арт-Москва – одна ярмарка на всю страну. В Америке и Европе огромное количество специализированных изданий по современному искусству, у нас также этого нет. То есть там существует и эффективно функционирует инфраструктура, которая позволяет знакомить людей с искусством и активно его продавать.

– Какая ситуация сложилась на петербургском арт-рынке?
– Арт-рынка в Петербурге пока нет. Арт-рынок – это система, где функционирует большое количество галерей, выставочных площадок, институтов, workshops, грантов и т. д. У нас есть какие-то фрагменты арт-индустрии, например, ProArte, есть музеи, есть несколько отдельных выставочных пространств. Но арт-рынка нет. Можно сказать, что он появится, когда у нас будет как минимум 50 галерей и 10 институтов.

– Какие существуют критерии успеха художника…
– Французский политолог и социолог Режи Дебрей достаточно четко обозначил критерии, по которым оценивается искусство в зависимости от времени. В Средние века главным критерием являлась божественность, божественная эманация, в XIX веке – это эстетика, красота, вкус. Сегодня главный действующий критерий – это новизна, технологичность. Надо сказать, что действительно понятие вкуса исчезло из лексикона. Еще Марсель Дюшан в начале XX века, создав свои реди-мэйды, сказал: какой угодно применяйте критерий, главное, чтобы не было эстетического. Дюшан – это яркий пример автора нового типа искусства, ведь реди-мэйд – это не то, что создается руками. То есть понятие хорошего вкуса отменили еще в начале XX века. Авангард боролся с хорошим вкусом прежнего времени, а сейчас пришло время инноваций. Так же, как и на многих других рынках.


– Что делать начинающим художникам, чтобы вырасти в коммерчески успешного автора в реальные сроки?
– В искусстве вообще все непредсказуемо. Если у вас нет таланта или то, что выделаете, оказалось незамеченным, не стало актуальным, то сколько бы вы не работали, ничего не поможет. Здесь нет универсального рецепта, но в последнее время, к счастью, начали покупать и замечать работы молодых художников. У художника не может быть такой надежды, что через 20 лет его непременно заметят. Если он уверен в том, что делает, то нужно запастись терпением. Может завтра, может, через 20 лет, а может, когда он умрет, откроют его работы и скажут: «Какой был гений!».
– Что нужно, чтобы понимать современное искусство?
– Идея, что искусство доступно всем, – это иллюзия. И в XVI, и в XVIII, и в XIX веках искусство не было доступно народу. Тогда, чтобы ценить искусство, надо было обладать определенным капиталом, который позволял покупать это искусство. Теперь, в эпоху Интернета и демократизации общества, людям достаточно обладать досугом и знать, как этот досуг использовать. Даже не имея возможности покупать искусство, сегодня можно стать его знатоком и ценителем, посещая выставки и отслеживая какую-то информацию в Интернете. Разумеется, есть разница между ценителем и зрителем. Чтобы стать ценителем, человеку нужен определенный интеллектуальный багаж.
 

 

Denis Mezenzev Copyright © контакты: +7 921 9565147 2002 - 2099. Art of neo surrealism. Современная живопись и рисунки в стиле Нео сюрреализм Энтропии и биомеханики, художник Денис Мезенцев, " 666", все изображения на сайте, фотографии, идеи, изложенные в картинах или в вербальной форме являются псевдо-интеллектуальной собственностью владельца сайта, то чего не найти на сайте, все равно мое. Короче, все, что Вы увидели на сайте мое, а то, что не увидели, тем более мое. И то, что за лесом тоже мое. (с)

Сколько стоит картина - как определить цену? Жмите на ссылку.

Форум для художников  Хотите пообщаться?  Заходите!

  современная живопись - главная    картины 89-95   картины 95-99    картины 00-05    картины 05-11   художник   рассказы про искусство 

2019 100500 сюрреалистический рекламный блок для поддержания живописи :
Deprecated: Function set_magic_quotes_runtime() is deprecated in /srv/disk4/998543/www/surrealism.ru/c2653427e58f61f443f0ebdab6d52779/sape.php on line 221

Deprecated: Function set_magic_quotes_runtime() is deprecated in /srv/disk4/998543/www/surrealism.ru/c2653427e58f61f443f0ebdab6d52779/sape.php on line 227
  2012

surreal art ring - кольцо сюрреалистических сайтов

600